Дневной архив: 06.05.2020

Мультфильм «Коко» сокрушил «Лигу справедливости» в прокате

Мультфильм В течение длинных выходных, связанных с празднованием Дня Благодарения, «Коко» собрала 71,2 миллиона долларов, тогда как ее основной соперник — лишь 60 миллионов долларов. Стоит отметить, что «Коко» демонстрировалась в Северной Америке на меньшем количестве экранов.

Таким образом, мультфильм Pixar занял четвертое место в рейтинге самых успешных стартов Дня Благодарения. Первое по-прежнему принадлежит мультфильму «Холодное сердце» (93 миллиона долларов), второе — мультфильму «Моана» (82 миллиона долларов) и третье — «История игрушек 3» (80 миллионов долларов).

Что касается «Лиги справедливости», то после 10 дней проката ее мировые кассовые сборы составили лишь 481 миллион долларов. Этот результат значительно хуже, чем демонстрировали ранее другие фильмы, входящие в киновселенную DC. Производственный бюджет «Лиги справедливости» оценивается в 300 миллионов долларов. Эксперты уверены, что только для окупаемости картине надо собрать в прокате не менее 750 миллионов долларов. Такой результат представляется недостижимым.

Источник: https://kinoafisha.ua

О военной драме Ахтема Сеитаблаева «Киборги» (ФОТО)

Киборги

С места в карьер

Героизм дает о себе знать с первых же кадров. Фильм открывается небыстрой прочувствованной сценой, в которой защитники Донецкого аэропорта с внешне спокойной решимостью отказываются покинуть свои позиции, несмотря на угрозу уничтожения аэропорта русской системой залпового огня «Буратино». И получают от растроганного командира эпитет «киборги».

За этим эпизодом, в котором представлены все центральные персонажи 110-минутного фильма, следует непосредственный дебют истории, отбрасывающий события на некоторое время назад — точную дату не называют, но речь идет об осени 2014 года.

Ахтем Сеитаблаев решает старт картины, в котором показан отъезд на ротацию в Донецкий аэропорт, длинным и, по ощущению, неразрывным планом, исполненным непрекращающегося движения. Организованная камера переходит от персонажа к персонажу — они будто передают ей эстафету, заявляя о себе и своих ярко высеченных характерах.

Сцена эта резко выбивается из общего визуального ритма ленты. Дальше режиссер будет демонстрировать свои «постановочные мускулы» иначе — или играть быстрым монтажом в сценах действия, или использовать длинные планы, позволяющие актерам дышать в насыщенных (временами — перенасыщенных) эмоциями монологах и диалогах.

Нерв боевых действий

По размышлении, приходишь к выводу, что демонстративно непрерывное и, в то же время, весьма размеренное течение жизни было снято именно так, чтобы показать разницу между миром и войной, которая заявляет о себе внезапно, врываясь оглушающим хаосом взрывов. Колонна попадает под обстрел, и прорваться к аэропорту удается лишь небольшой группе выразительно представленных героев, которые тут же вынуждены вступить в бой.

В дальнейшем эти бои будут возникать в Донецком аэропорту и его окрестностях регулярно — некоторые ожидаемо, представая обыденной работой, другие же наоборот — внезапно. Решены они очень разнообразно. Экранный пунктир боевых действий определяют танковый бой, перестрелки в полутьме изуродованных терминалов, бесшумная работа снайпера, сумасшедшие вылазки на передовую и рукопашные схватки.

Авторы всегда находят для этих сцен зрелищное воплощение, в котором старательно поверяют внешний эффект физической достоверностью военных действий, пусть сами герои и сравнивают их с компьютерной игрой Counter Strike. «Художественность» этих сцен выражает себя, прежде всего, в визуальных контрастах, которые акцентируют светотень разрушенных терминалов. А также в единственном заметно повторяющемся зрелищном элементе — красочных взрывах гранат, подбрасывающих тела.

Открытые герои

Ахтем Сеитаблаев локализует историю, концентрируясь на группе, которую возглавляет командир с позывным «Серпень» (сдержанный, решительный и одновременно достаточно теплый Вячеслав Довженко). В кадре, конечно, появляются и другие защитники аэропорта — некоторые с обескураживающей внезапностью (предположить их присутствие заранее нельзя), — но так же быстро исчезают.

В этом подходе есть безусловный драматургический плюс, связанный с возможностью постепенно раскрывать характеры персонажей, изучая их психологические ландшафты, но и определенный недостаток: ранения и смерти защитников аэропорта, не связанные с историями центральных персонажей, нередко предстают забывающимися эпизодами второго плана, которые существуют лишь тут и сейчас — в сценах боя.

При этом герои во время фильма, по большому счету, не меняются. Само их решение прибыть в Донецкий аэропорт и оставаться защищать его, не смотря на высокий риск для жизни, достаточно для того, чтобы определить им место среди праведников. И в то же время, благодаря пунктиру истории, чередующей боевые столкновения с моментами затишья и нелегкого военного быта, они достаточно полно раскрывают себя. Показывая, слой за слоем, в том числе и темные психологические травмы, которые война нанесла им.

Получается интересная смесь, в которой интенсивное, оглушающее физическое действие соседствует с отсутствием действия — аккуратными бытовыми и психологическими зарисовками, оттененными легкой долей народной комедии. И главная, пожалуй, заслуга авторов «Киборгов» здесь заключается в том, что, объемно показывая героев, они не всегда вскрывают их мотивации напрямую, что проговаривают и показывают не все.

За что воюем?

Впрочем, внимание четко артикулированным правильным словам в картине тоже уделено. И немалое. Поскольку, по требованию командира, бойцы должны отвечать на вопрос, зачем они воюют (пусть такой вопрос, заданный уже внутри разрушенного, осажденного агрессором Донецкого аэропорта, и несколько обескураживает).

Здесь эмоциональный пунктир «личного» соединяется с политическим, общественным. А в центре идеологического столкновения оказываются националист «Серпень» (само открытие того, что он — националист, достаточно внезапно) и либерал «Мажор» (эмоциональный Макар Тихомиров), который мог «откосить», но не стал.

Их развивающиеся во времени громкие обсуждения, в которых, по большому счету, они с самого начала заодно, оттеняют политпросветские беседы героев с врагами — лишь отчасти индивидуализированными сепаратистом и кадровым русским военным, попавшими в плен. В этих дискуссиях, наоборот, достичь взаимопонимания невозможно.

Многие из политических тирад герои произносят достаточно демонстративно. Существует соблазн объяснить «котурны», на которые их поставили, природой сценария Натальи Ворожбит, творческий опыт которой в первую очередь связан с театром. Но это было бы слишком простым объяснением, так как она в своей работе опирается на документальный метод.

Скорее, речь идет о сознательном решении режиссера, который не хочет полностью уходить в «нечленораздельный» военный быт, но дополняет ленту четким патриотическим посланием. Его воплощению способствует и визуальное решение ленты, которое опирается на реальность и одновременно идеализирует ее.

Эмоциональная красота

Один из главных вызовов, стоявших перед авторами «Киборгов», — создать на экране достоверное пространство Донецкого аэропорта, поскольку его образы прочно впечатаны в память зрителей — благодаря документальным фильмам (к примеру, «Три дня в аэропорту Донецка» Василя Гагарина и «Добровольцы Божьей Четы» Леонида Кантера и Ивана Ясния), бесчисленным роликам и новостным сюжетам.

Команда художника-постановщика Шевкета Сейдаметова выполнила фантастическую работу, материально передав в декорациях реальность разрушенных терминалов. Они предстали адекватно визуальным документам войны. А вот оператор-постановщик Юрий Король дополнил их той отчетливой визуальной красотой, которая отличала его решение военной драмы «Незламна» Сергея Мокрицкого.

Однако, в силу того, что большинство сцен «Киборгов» происходят в плохо освещенном пространстве, предложенная им игра со светом и тенью, добавив изображению безусловной красоты, одновременно сделала его отчасти искусственным.

Пожалуй, эта операторская игра даже слишком заметна. Как и музыкальное оформление ленты, которое написал участник группы «Океан Эльзы» Милош Елич (сам Святослав Вакарчук проникновенно картавит финальную песню, звучащую во время бега титров). Прямолинейный характер музыки, повторяющий эмоции героев слово в слово, иногда рождает совершенно неожиданный эффект. К примеру, в одной из сцен герои в кадре, предполагающем тишину, просят музыки, в то время как для зрителей эта музыка уже давно и достаточно громко «рвет» нерв.

На максимуме возможностей

«Киборги» находятся на полпути между советско-русским патриотическим кино на тему войны (в частности, «9 ротой» и «Сталинградом» Федора Бондарчука) и американским кино о войне, в котором патриотизм растворен в самом бытии часто бессловесных героев (как это представлено в «Спасении рядового Райана» Стивена Спилберга).

Это перепутье иллюстрирует один из финальных эпизодов картины. В нем одновременно появляются ветеран обороны Донецкого аэропорта «киборг» Андрей Шараскин и усиленно загримированный Евгений Нищук. И именно персонажу, которого играет функционер-министр культуры, вкладывают в уста проникновенный текст.

В то же время, благодаря пунктирной композиции ленты (не всегда удобной для просмотра) и монтажу боевых действий, быта и политических бесед, «патриотическое» не проявляет себя в «Киборгах» грубо искусственно и внешне, но во многом произрастает естественно, изнутри. В чем, собственно, убеждает и утверждающий жизнь финал картины.

В нем снялся и сам Ахтем Сеитаблаев, со спины, в роли добровольца, который — искренне и к месту — объясняет, почему пошел защищать Донецкий аэропорт. Эта небольшая сцена еще раз подчеркивает его высокую личную, человеческую вовлеченность в историю. И ту убежденность, которой пронизана картина, сделанная, кажется, на максимуме творческих сил.

В ОБСЕ рассказали о ситуации в центре Луганска

Патруль СММ зафиксировал колонну машин Наблюдатели СММ ОБСЕ зафиксировали в центре Луганска около 30 единиц бронетехники и 150 вооруженных людей без опознавательных знаков. Об этом говорится в отчете мониторинговой миссии.

Как заявили в миссии, значительные силы бронетехники и люди в камуфляже располагаются вблизи бывшего здания луганского управления МВД.

«Утром 21 ноября за пределами бывшего здания МВД по ул. Луначарского, 38 в центре Луганска наблюдатели ОБСЕ заметили, что участок указанной улицы был оцеплен и увидели около 150 вооруженных лиц и около 30 транспортных средств, в том числе около трех-пяти бронетранспортеров, трех грузовиков военного типа и примерно двух-трех военных транспортных средств в окрестности», – говорится в отчете миссии.

Также в ОБСЕ утверждают, что 21 ноября из Дебальцево в сторону Луганска выдвинулась колонна бронетехники.

В то же утро наблюдатели увидели конвой двух БТР, шести грузовиков военного типа и около 20 автомобилей, все стационарные, а также около 50 вооруженных людей в военной одежде с белыми повязками на плечах, некоторые из которых были в балаклавах, недалеко от Дебальцево. Позже в тот же день ОБСЕ увидела аналогичный конвой, который, вероятно, был таким же, как и ранее у Дебальцево, на трассе M04, около подконтрольной боевикам ОРЛО Тарасовки», – заявили в ОБСЕ.

Наблюдатели миссии подтверждают, что в Луганске не работают телевидение и радиовещание.

Напомним, в оккупированном Луганске продолжает разгораться конфликт между Игорем Плотницким и главарем т.н. «МВД «ЛНР» Игорем Корнетом. Как сообщают местные жители, центр города по-прежнему блокирован вооруженными людьми и техникой. По предварительной информации, это сотрудники т.н. «МВД», вставшие на сторону своего шефа.

«В городе отключены все телеканалы. Хотя многим и так все понятно – крысиные войны продолжаются», – пишут луганчане в соцсетях.В свою очередь наличие конфликта подтвердил и сам Плотницкий.

Как сообщалось, центр Луганска заблокировали вооруженные боевики. Однако сам Корнет опроверг информацию о том, что якобы он и Плотницкий не могут поделить власть.

Во вторник вечером президент Петр Порошенко провел внеочередное заседание Военного кабинета Совета национальной безопасности и обороны из-за обострения ситуации в Луганске.

segodnya.ua