Почему в Брюсселе не хотят слышать о вступлении Украины в ЕС

ЕС

Евросоюз готов к очередному расширению. Такое заявление сделал еврокомиссар по вопросам политики соседства Йоханнес Хан через пару дней после саммита Восточного партнерства, где Украина, Грузия и Молдова настаивали на включении пункта о перспективе членства в итоговую декларацию. Но, по словам еврокомиссара, шанс вступить в ЕС в первую очередь есть у Западных Балкан, а Киев сейчас должен думать не о перспективе членства, а об имплементации Соглашения об ассоциации (СА), так как сильно отстает от графика.

Плюс, по словам европейских чиновников, Восточное партнерство никогда и не подразумевало перспективу членства, так что в этом формате Украине стоит ехать в одном автомобиле с Арменией, Азербайджаном и Беларусью. Да и судя по риторике европейских политиков и чиновников, с которыми «Сегодня» пообщался в Брюсселе, их очень раздражают сами разговоры о возможной перспективе членства, они стараются держать Украину на расстоянии вытянутой руки. «Сегодня» разобрался, почему в ЕС не хотят слышать о вступлении Украины в ЕС, и что делать Киеву, чтобы склонить чашу весов в свою сторону.

Большее за большее, меньшее за меньшее

В пятницу Петр Порошенко в который раз заявил, что «в скором обозримом будущем в Украине точно пройдут референдумы» по вступлению Украины в НАТО и ЕС. Свой евроатлантический и евроинтеграционный выбор украинцы отстояли на Революции Достоинства, заплатив аннексией Крыма и более 10 тысячами погибших от российской военной агрессии на Донбассе. Но судя по дискуссиям, которые проходили в Брюсселе до и после 5-го саммита Восточного партнерства, в ЕС очень критично воспринимают любые разговоры о возможной перспективе членства Украины.

Все началось с авторской колонки замглавы АП Константина Елисеева в брюссельском издании EU Observer. «Украине крайне необходимо простое сообщение: «Как только вы будете готовы, вы будете с нами. Задача Украины – быть готовой. Задача ЕС – решить, готова ли Украина. Это будет значить для нас все, и ничего не будет стоить для ЕС», – написал в своей статье Елисеев.

Эта авторская колонка стала, можно сказать, неким публичным ответом Евросоюзу на непубличные довольно жесткие двусторонние дискуссии накануне саммита: украинская делегация настаивала на включении в итоговую декларацию пункта о перспективе членства, в ЕС постоянно отказывали, говоря, что этому не время, что тогда потеряют Беларусь, Армению и Азербайджан. А за день до саммита на пресс-конференции еврокомиссар Хан искренне удивлялся, с чего это украинские журналисты взяли, что Восточное партнерство вообще когда-то подразумевало перспективу членства, уже не говоря о включении такого пункта в итоговую декларацию саммита. По словам чиновника, этого никогда не было и не будет, а Киеву сейчас лучше сосредоточиться на выполнении СА, на что может уйти от 7 до 10 лет. Поэтому Евросоюз вводит новый принцип взаимоотношений с Украиной: больше реформ – больше поддержки, меньше реформ – меньше поддержки.

Ранее уже писалось, что Киев и не ждал чего-то сверх прорывного от 5-го саммита Восточного партнерства и никого не шантажировал перспективой членства (как писали многие СМИ, особенно пророссийские). А то, что Украина просит Евросоюз определиться с будущим форматом двусторонних отношений абсолютно естественный процесс. После ратификации СА (несмотря на нидерландский референдум в апреле 2016 года) и получения безвизового режима, Киев вышел на новый более высокий уровень отношений с ЕС, как и уже ассоциированные Грузия и Молдова.

По этой же причине в Киеве, Кишиневе и Тбилиси не хотят быть в одной упряжке с Арменией, Азербайджаном и Беларусью, которые далеки от подписания СА, будучи в российском ЕврАзЭСе. Именно поэтому еще на июльском саммите Украина-ЕС в Киеве Петр Порошенко предложил европейским партнерам новый формат более тесного сотрудничества с уже ассоциированными странами. Идеи даже нашли отражение в рекомендациях Европарламента, проголосованных за неделю до 5-го саммита в Брюсселе, под названием «Восточное партнерство+»: присоединение к таможенному, энергетическому и цифровому союзу ЕС, Шенгенской зоне, отмена платы за роуминг и общее авиа-пространство.

1279556

Фото: AFP

В Брюсселе на полях саммита Восточного партнерства удалось договориться, что по вступлению Украины в европейский цифровой и энергетический рынок будет разработана специальная дорожная карта. О Таможенном союзе говорить рано, поскольку это может быть невыгодно самой Украине, поэтому наши эксперты и чиновники внимательно изучат вопрос (в первую очередь опыт Исландии и Норвегии) и дадут свои оценки. Что же касается Шенгенской зоны, понятно, что с аннексированным Россией Крымом и войной на Донбассе никто Украину в Шенген не возьмет. Но, как стало известно сайту «Сегодня», Киев настаивает на Ассоциации с Шенгенской зоной, а не на членстве в Шенгене, что потребует больших реформ в миграционной и пограничной сферах. Но на предложение Украины в Брюсселе пока не ответили. Удалось также договориться с европейцами о новой макрофинансовой помощи на 1,8 млрд евро вместо потерянных в ноябре 600 млн евро. Правда, как и ранее, в списке требований для получения европейских миллиардов – отмена моратория на экспорт леса-кругляка.

С Европейским инвестиционным планом для Украины («План Маршалла для Украины») стороны решили повременить до проведения европейской инвестиционной конференции по помощи Украине вначале 2018 года. Там, по предварительной задумке Киева и Брюсселя, и должны сформировать инвестиционный пакет помощи Украине в красивой обертке под названием «План Маршалла».

Перспектива членства: кто, если не Украина?

«На днях я была в Брюсселе. Впечатления: к Украине сохраняется высокий интерес, в первую очередь к безопасностной ситуации на Донбассе и в Крыму. Есть ли усталость от Украины, как устало пишут некоторые коллеги (писал в Facebook нардеп от БПП Мустафа Найем после визита в Брюссель – Авт.)? Есть усталость от войны. В ЕС есть масса собственных проблем, в них Украина точно отходит на второй план. Есть реализм, что Украина еще не соответствует стандартам ЕС и НАТО, поэтому говорить о возможности членства с точными датами точно не время», – написала в своем Facebook Ирина Геращенко после заседания межпарламентского совета Украина-НАТО в Брюсселе.

Но, в Евросоюзе сохраняется некая наивность по отношению к России. Отсюда и нежелание говорить о перспективе членства для Украины, Молдовы и Грузии и советы ехать в одном автомобиле с Арменией, Беларусью и Азербайджаном, чтобы лишний раз не нервировать Москву. Как правильно говорят некоторые украинские дипломаты, в чем, кстати, их поддерживают британские коллеги (странно, почему не немецкие или другие), в плане санкций Евросоюз сильно отстает от Америки. США продвинулись намного дальше в вопросе санкционного давления на Кремль. И сейчас по мере приближения очередного саммита лидеров ЕС 14-15 декабря, где будет приниматься политическое решение об очередном продлении санкций против России еще на полгода, шесть стран вставляют палки в колеса и не хотят голосовать.

Однако, несмотря на нерешительность Брюсселя, реформы никто не отменял. В неформальных дискуссиях с украинскими журналистами, в рамках визита в Брюссель с Центром «Новая Европа», европейские чиновники и политики намекали на антикоррупционные реформы, с которыми у Украины проблемы. Поэтому, по их словам, о какой перспективе членства Украина говорит, если не выполняет взятых на себя обязательств. «Так, из 1,5 млн деклараций топ-чиновников и политиков проверено сколько? Чуть более ста (по данным НАПК они проверили 113 деклараций – Авт.)? А это было одним из требований получения безвизового режима», – сказал на закрытой дискуссии один из европейских топ-чиновников.

Другие европейские чиновники неофициально намекали , что да, Украине нужно сконцентрироваться на имплементации СА. «Но как мы увидим прогресс, если в Украине даже отсутствует специальный ресурс (как, к примеру, в Грузии или Молдове), куда можно зайти и посмотреть скорость выполнения СА (на самом деле такой сайт есть, но пока работает в закрытом тестовом режиме – Авт.)», – сказал чиновник из Еврокомиссии.

Чешские и венгерские европарламентарии, с которыми мы также пообщались в Брюсселе, советовали Украине сильно не злиться на Евросоюз и попытаться понять, что у них тоже есть внутренние проблемы. Во-первых, Brexit и потеря британских миллиардов из общей европейской копилки, которые нужно будет чем-то компенсировать. Во-вторых, падение поддержки евроинтеграционных процессов и нарастание евроскептических настроений. Именно на этой волне к власти приходят правые популисты, которые критикуют не только санкции, но и саму идею глубокой евроинтеграции, демонизируя Брюссель.

«Давайте будем честны: одна из причин, почему ЕС не хочет обещать вам перспективу членства, связана, в том числе с обязанностью ЕС интегрировать Западные Балканы. Именно там центр внимания расширения ЕС. Перспективу членства Западным Балканам обещали много лет назад», – сказал в интервью «Сегодня» старший аналитик Европейского центра политики Пол Иван.

Об этом пару дней назад сказал и еврокомиссар Йоханнес Хан. И в принципе, Америку он не открыл, ведь Албания, Македония, Черногория и Сербия имеют статус официальных кандидатов на вступление в ЕС. У Украины и этого нет, поэтому ложных иллюзий нам питать не стоит. Но и ЕС в такой ультимативной форме, по словам евродепутата от Германии Ребекии Хармс, не должен закрывать двери для новых членов. «Путин не хочет, чтобы ЕС открывал свои двери для новых членов. Но если мы ему уступим, это будет означать, что мы принимаем его агрессивную и империалистическую стратегию. ЕС не может себе этого позволить», – сказала европарламентарий от Германии, член партии и фракции «Зеленых» Ребекка Хармс.

По мнению экспертов, на сегодняшний день ни Украина, ни ЕС не готовы к дискуссии о перспективе членства. «Но я с трудом припоминаю, чтобы какая-нибудь страна когда-либо была готова. Что можно сделать? Перенести дискуссию из «токсичного» в конструктивно-позитивное русло. Украина может и должна показать, что воспринимает дискуссию о перспективе членства серьезно. Чтобы дать такой сигнал мы, к примеру, могли бы заполнить оценку готовности к вступлению (которую ЕС выдает стране-кандидату перед началом переговоров о вступлении). И по некоторым пунктам этой оценки Украина могла бы показать неплохие результаты. Если бы Киев это сделал, то послала бы сигнал ЕС: смотрите, мы об этом серьезно думаем и понимаем, какой это объем работы и пытаемся понять, как нам двигаться, чтобы соответствовать критериям», – сказал «Сегодня» старший научный сотрудник Центра «Новая Европа» Леонид Литра.

То есть, по его словам, Украина должна не просто выпрашивать перспективу членства и вспоминать об этом только перед саммитами. Пока в Брюсселе считают, что сначала Украина должна имплементировать СА.

«Если я не ошибаюсь, последний пункт СА, который Украина должна выполнить, датируется 2030 годом. И что нам до этого о перспективе членства не говорить и не думать? Дискуссия о перспективе членства для Украины может быть отложена, но она неминуема. Чем больше имплементируется СА, тем больше давление Украины на ЕС. Перспектива членства записана в Договоре о Европейском союзе. Но чтобы ссылаться на эту статью, нужно быть подготовленным. Думаю, если сейчас провести опрос в государствах-членах ЕС, больше половины поддержат перспективу членства Украины. Но есть ключевые государства, которым нужно показать не словом, а делом, что Украина не просит этот шанс, а заслуживает его. Нидерланды, Германия, Франция… Я думаю, это возможно, если Украина будет готовиться к следующему саммиту. А на тот момент будет уже новый состав Еврокомиссии, Европарламента, когда будут обновлены все институты ЕС и подход Юнкера о том, что мы не говорим о перспективе членства в этом мандате комиссии, исчезнет», – подытожил Леонид Литра.

Источник: segodnya.ua

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *